Папа, мама, я!
На главную Главная страница
Написать письмо Написать письмо
English


Накладной живот для имитации беременности


Обсуждаем темы и задаем вопросы у нас в блогах
Полезная информация
Мама на девять месяцев

Константин Свитнев:
Хочу напомнить, что с помощью вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ) в мире родилось уже более трех миллионов детей. Это население целого государства. Между тем из 42 миллионов российских семей 47 процентов бездетны. 15 процентов супружеских пар - по состоянию здоровья. Не говорю о миллионах одиноких людей детородного возраста, которые не могут стать родителями из-за несовершенства отечественного законодательства. ВРТ и суррогатное материнство сейчас единственный выход для миллионов россиян, желающих обрести собственного ребенка.

Российская газета:
А государство участвует в поддержке программы суррогатного материнства или родителям приходится "вариться в собственном соку"?

Константин Свитнев:
В России обязательное медицинское страхование не покрывает расходы на лечение бесплодия. Только недавно было принято решение о выделении на экстракорпоральное оплодотворение (ЭКО) до 15 миллиардов рублей в год. Это поможет изменить демографическую ситуацию к лучшему. Кстати, такая практика существует в зарубежных странах. Так, в Германии страховые компании оплачивают все подобные расходы. В Италии лечение бесплодия полностью финансируется из казны. В Австрии государство оплачивает шесть попыток ЭКО, в Венгрии и Дании - по три.

Сейчас много говорят о так называемом "материнском капитале". Но "приманивая" деньгами тех женщин, которые могут, но не хотят рожать, мы никакой гарантии, что малыш будет желанным и получит хорошее воспитание, не получим. А вот бесплодные пары своего будущего ребенка любят еще до его рождения, мечтают о нем. Почему бы не обеспечить этими деньгами и их тоже? Стоимость трех попыток ЭКО в России, а именно столько в среднем требуется для наступления беременности, в клинике средней руки примерно и составит эти 250 тысяч.

Квартира за младенца

Российская газета:
А если ЭКО не подходит? Какому проценту россиян по карману суррогатное материнство?

Константин Свитнев:
Точно назвать "цену" сложно: нет ни нижней, ни верхней границы. Многие договариваются с родственниками, знакомыми, подругами. Первая суррогатная мама в нашей стране как раз и была подругой биологических родителей. Она получила достаточно существенную компенсацию - большую квартиру в Санкт-Петербурге. Были случаи, когда детей вынашивали безвозмездно. Самый известный произошел в ЮАР: 48-летняя бабушка родила трех собственных внуков. А вот в России бабушкам не доверяют: по приказу минздрава сорокалетней суррогатной матерью может стать только рожавшая уже женщина до 35 лет.

Кастинг мамочек

Российская газета:
Где искать суррогатную маму? Есть ли государственный банк здоровых психически и физически женщин, на которых можно рассчитывать?

Константин Свитнев:
Серьезно заниматься сложными вопросами, связанными с суррогатным материнством, у нас стали совсем недавно. И только частные компании. Сначала оформляли договоры, искали подходящие клиники. Потом стали помогать и в поиске подходящей женщины, в правовом обеспечении взаимоотношений суррогатной мамы и родителей - вплоть до рождения ребенка.

Российская газета:
Как осуществляется "кастинг"?

Константин Свитнев:
У хорошей фирмы обычно есть сеть собственных представителей в регионах, которые и организовывают поиск и первичное обследование кандидатур.

Российская газета:
Какое обследование проходят женщины? Есть ли вероятность завести ребенка от больной СПИДом или венерическим заболеванием?

Константин Свитнев:
Список обязательных анализов и осмотров, установленный 67-м приказом минздрава, - это огромный перечень. Первый раз будущих мам обследуют по месту жительства, второй - в Москве. И часто местные анализы не подтверждаются. При повторных обследованиях часто выявляются гепатиты и болезни "любви". Был случай, когда у молодой женщины обнаружили рак крови. В общем, отбор проходит в лучшем случае 20 процентов претенденток.

Не выходя из спортзала

Российская газета:
При усыновлении есть большая опасность, что у ребенка в родне были психически нездоровые люди. А суррогатных матерей обследуют психиатры?

Константин Свитнев:
Обязательно. Кроме того, с женщинами работают и штатные психологи. Будущая суррогатная мать должна понимать, что целый год ее жизни будет подчинен вынашиванию чужого ребенка, что еще более ответственно, чем рождение собственного. Она должна правильно питаться и соблюдать режим, быть готова к переезду. Но главное - осознавать, что в данной ситуации ты не более чем няня, которой законные родители доверили своего ребенка на девять месяцев.

Российская газета:
А проходят ли психологическую проверку будущие родители? Мода на суррогатных детей, которых выращивают как в инкубаторе, не отрываясь от привычного тенниса по утрам, уже захлестнула обитателей престижных коттеджных поселков...

Константин Свитнев:
Если при обследовании супругов в клинике репродукции обнаруживается, что женщина асбсолютно здорова и способна родить ребенка сама, ее попросту не примут в данную программу. Психологические (в частности, страх беременности) и социальные причины показанием к суррогатному материнству пока не являются. Но ведь у нас любая женщина может прервать беременность даже на позднем сроке по определенным "социальным" показаниям. Почему же не разрешить родить ребенка при помощи суррогатной матери тем женщинам, у которых на это также присутствуют свои социальные причины? Неужели убийство ребенка законней, чем рождение нового человека?

Откуда у крошки плохой характер

Российская газета:
Психогенетики пока не пришли к согласию, что больше формирует человека: гены или среда. А что если придется воспитывать ребенка с характером чужой тетеньки?

Константин Свитнев:
Некоторые утверждают, что в жилах ребенка течет кровь суррогатной матери. Это абсолютно ненаучно. Их кровеносные системы вообще не сообщаются. К слову, есть исследования близнецов, которые были разлучены в раннем детстве. Так вот, зачастую они имеют одинаковые привычки и даже выбирают машины одинакового цвета и марки. Определяющую роль все же играет наследственность, гены.

Российская газета:
Какие опасности юридического толка поджидают супругов, которые решились поручить чужой женщине рождение наследника?

Константин Свитнев:
Если честно, по нашим законам они абсолютно бесправны. По Семейному кодексу Российской Федерации (п. 4 ст. 51) эти люди могут быть записаны родителями ребенка лишь с согласия женщины, его родившей. Правда, отозвать свое согласие после регистрации ребенка суррогатная мать уже не вправе.

Российская газета:
Получается, что у нас простор для шантажа и вымогательства огромный...

Константин Свитнев:
Суррогатная мать действительно может использовать ребенка в качестве инструмента шантажа и вымогательства, чтобы, к примеру, изрядно увеличить сумму "гонорара" - вплоть до трехкомнатной квартиры в Москве...

Российская газета:
Встречались ли в российской судебной практике подобные ситуации?

Константин Свитнев:
Родители не очень заинтересованы в том, чтобы все узнали, как появился на свет их ребенок. Поэтому громких судебных разбирательств не было. Кстати, если подбор кандидатуры и ведение суррогатной программы поручен надежной фирме, возникновение подобной ситуации исключено в принципе. Я помню "обратный" случай, когда в суд все-таки попало дело, касающееся суррогатного материнства. Женщина родила ребенка с пороком сердца, и будущие родители отказались его забрать и выплатить установленную компенсацию...

Товар некондиции

Российская газета:
То есть "заказчики" отказались от некондиционного "товара", а если бы он был в норме, то купили бы... И чем кончился торг?

Константин Свитнев:
Суд постановил суррогатной матери отказать в иске. Он руководствовался рекомендациями Совета Европы по биоэтике 1989 года.

Российская газета:
То есть оставайся при своих интересах: с больным ребенком и без вознаграждения?

Константин Свитнев:
Совет Европы по биоэтике рекомендовал "реализовывать суррогатные программы безвозмездно".

Российская газета:
В Европе запрещено коммерческое суррогатное материнство?

Константин Свитнев:
Российское законодательство при всем его несовершенстве в этой области значительно прогрессивней, чем в странах Евросоюза. В Германии, Италии, Франции суррогатное материнство запрещено в принципе. Там же, где оно разрешено, суррогатным матерям запрещается извлекать из этого какую-либо выгоду. К примеру, в Великобритании компенсация женщине не может превышать десяти тысяч фунтов стерлингов: эта сумма может покрывать потери в заработке, оплату няни для собственных детей, транспортные расходы. За расходами суррогатных матерей установлен жесткий контроль - чтобы к их рукам не прилипло ни одного "лишнего" цента. И все это под надуманным предлогом, что суррогатное материнство якобы "аморально" и "является эксплуатацией" женщин.

Российская газета:
Насчет аморальности - не знаю, но нюансы, по-моему, есть...

Константин Свитнев:
Что аморального в появлении на свет нового человека? Эксплуатация женщин? За участие в данной программе суррогатные мамы получают в среднем четыреста тысяч рублей. Сорок пять тысяч за один месяц вынашивания. Это эксплуатация? Может, лучше женщинам за десять тысяч ворочать шпалы на железных дорогах или укладывать асфальт?..

Вынашивание ребенка - это ответственнейшая миссия. А рождение - это дар бесценный, это лучшее, что может сделать женщина в своей жизни. Самая многодетная в мире суррогатная мать - 39-летняя Кэрол Хорлок из Великобритании - родила девятерых детей, включая двойню, сделав счастливыми целых восемь семей.

Российская газета:
Но наши женщины, зарабатывающие на вынашивании детей, делают неплохой бизнес...

Константин Свитнев:
Да, коммерческое суррогатное материнство у нас полностью законно. Ведь то, что не запрещено, разрешено. Это классический принцип права. И договор о вынашивании ребенка относится к числу обычных договоров о возмездном оказании услуг. Но достаточно большие деньги, которые получает суррогатная мать, жизненно необходимы для нее, чтобы улучшить жилищные условия, достойно растить и воспитывать собственных детей, а может, и для того, чтобы завести еще одного желанного ребенка.

Российская газета:
Какие "белые пятна" в законодательстве тормозят развитие этой репродуктивной технологии?

Константин Свитнев:
Законодательство у нас действительно передовое, лучшие условия для реализации суррогатных программ лишь в Арканзасе, Калифорнии, а из стран СНГ - в Белоруссии и Казахстане. Однако конкретно суррогатное материнство в российских законах упоминается лишь вскользь.

Давно назрело введение в Семейный кодекс нормы, лишающей суррогатную мать права оставить выношенного ею ребенка себе, украв его тем самым у законных родителей. А вот еще несколько примеров. Гражданский брак нашим действующим Семейным кодексом не признается. Но люди живут вместе. Ведут совместное хозяйство, фактически являются семьей. Услугами же суррогатных матерей, фактически могут воспользоваться только официально зарегистрированные супружеские пары: родителей, не состоящих в браке, просто не запишут в свидетельство о рождении. Одинокие же мужчины, желающие иметь собственного ребенка, и вовсе лишены доступа к вспомогательным репродуктивным технологиям. Неясно также, что делать с "суррогатным" ребенком, если его биологические родители развелись до его появления на свет.

Автор: Елена Новоселова
Источник: Российская газета

Ваши вопросы
Теперь в рамках сайта вы сможете задать свои вопросы, на которые ответит наш специалист.
Задать вопрос
На сайте представлены нормативные акты, связанные с деятельностью организации
"Папа, мама, я!"
Ознакомиться

Rambler's Top100
Copyright 2007-2017, Агентство суррогатного материнства "Папа, мама, я!"
Проект ИТАЙЛ