Папа, мама, я!
На главную Главная страница
Написать письмо Написать письмо
English


Накладной живот для имитации беременности


Обсуждаем темы и задаем вопросы у нас в блогах
Полезная информация
Мировая литература

АМАЗОНКИ В ПОГОНЕ ЗА МАТЕРИНСТВОМ

Стоит ли карьера неплодного чрева?

Ею написаны десятки книг, многие из них стали бестселлерами. У нее прекрасный муж, которого она очень любит. У нее уютный дом, хорошая машина и солидный счет в банке. Плюс преданные подруги, готовые сделать для нее все. Даже родить малыша. Потому что отсутствие детей -- это единственное, что омрачает жизнь преуспевающей американской писательницы Энн Тэйлор ФЛЕМИНГ, сохранившей в свои сорок девичью стройность и привлекательность.
Писатель есть писатель. Любой личный опыт -- неважно, позитивный или негативный, -- становится под его пером «литературным материалом». Вот и книга Флеминг «Отверженное материнство: путь одной женщины», где Энн поведала о попытках искусственного зачатия, предпринятых ею в Институте репродуктивных технологий при лос-анджелесской больнице Доброго самаритянина, стала в США бестселлером. Предлагаем вашему вниманию отрывок из этой книги.

Роскошным весенним днем я ехала по главной улице Санта-Моники, везя в сумочке банку со спермой моего шестидесятилетнего мужа. Искусственное оплодотворение -- и это после шестнадцати лет супружеской жизни! Господи, как мы дошли до этого?

Комната ожидания полна женщин, волнующихся перед предстоящей процедурой. Они приехали сюда из многих стран, со всего мира. Сестринство бесплодных -- я одна из них. В синих джинсах, в будничном платье, многие заехали сюда по дороге в офис.

Улыбаюсь слабой, вымученной улыбкой -- для себя и для них.

Здесь собрались самые стойкие. Самые отчаянные. У всех в глазах упрямая пьянящая гордость. Никакого хныканья. Лишенные материнства, в погоне за ним мы бесстрашны, как амазонки.

... В начале 70-х мой муж Карл, лежа на мне, шептал, что хочет ребенка, и я как могла противилась его желанию. Я не могла представить себя беременной младенцем. В плену честолюбивых устремлений я так неукоснительно прибегала к контрацептивам, что не чувствовала связи между сексом и зачатием, между маткой и беременностью.

И вот после стольких лет секса без оплодотворения я лежу здесь, участвуя в оплодотворении без секса. Поворот судьбы на сто восемьдесят градусов, насмешка космических масштабов, движение по кривой -- от великого секса к нулю.

Скажите, стоит ли служение искусству неплодного чрева? Впрочем, одно обусловлено другим -- никто тебе не мешает, не отвлекает внимания. Я -- наедине с собой, феминистка на пороге второй половины жизни, ищущая ответа на свои сомнения, посылающая безмолвные молитвы всем богам Материнства. И просящая прощения у матерей-тружениц, прикованных к рулю семейного автомобиля, с каждой беременностью набирающих вес. С каким презрением смотрели на них тоненькие, честолюбивые молодые женщины на подъеме женского движения, которые так же, как и я, хотели идти своим путем! И теперь, в эти горькие минуты, мне приходит в голову, что бесплодие -- это расплата за бесконечно оттягиваемое материнство.

Как долго можно безнаказанно подавлять в себе один из самых мощных инстинктов -- инстинкт продолжения рода? Мало радости быть бесплодной смоковницей... Но я не сдамся, забеременею, чего бы это ни стоило. Я добьюсь своего, в этот раз не получится, буду пытаться еще и еще раз. Оптимизма мне не занимать, упорства тоже.

И вот мы с доктором Ричардом Марсом сидим у него в клинике и обсуждаем постигшую нас неудачу -- способность деторождения ко мне не вернулась. Я езжу сюда несколько месяцев, а мне кажется, уже тысячу лет. Бесчисленные попытки искусственного осеменения, хирургические вмешательства, а я по-прежнему не беременна. Доктор Марс говорит: таким женщинам, как я, остается одно... Я чуть не зажала уши; мне хорошо известно, что он предложит, -- чертовы донорские яйцеклетки. Панацея для всех женщин не первой молодости, которые не могут забеременеть, несмотря на все новейшие технологии. Покупаются у другой женщины яйцеклетки, оплодотворяются спермой мужа и имплантируются в матку бесплодной жены. Но если я и решусь на это, остается еще одна опасность -- я могу не выносить плод.

Доктор Марс говорит, что успешный исход наблюдается в 25--33 процентах случаев применения этого метода искусственного оплодотворения. Для меня это гигантские цифры. Весьма соблазнительный шаг. Ну вот и стали наконец яйцеклетки и сперма полностью равноправны -- то и другое продается и покупается. Абсолютное биологическое равноправие -- логическое следствие борьбы за женское освобождение.

Но мне вдруг этот метод показался в принципе аморальным и абсурдным. Сперма моего мужа и яйцеклетка другой женщины -- я представила себе чью-то чужую плоть, развивающуюся в моем плодном пузыре. Что я потом скажу этому ребенку и когда? 90 процентов супружеских пар, которые на это идут, покупают яйцеклетки у анонимных доноров; мне сказали, что многие клиники эту операцию на других условиях не делают. Да ведь и сперма вот уже столько лет покупается анонимно. Всех это устраивает, будущие родители заинтересованы в том, чтобы родные и близкие считали ребенка генетически их на сто процентов. Надо только найти женщину, чьи физические характеристики сходны с моими, и я унесу тайну в могилу.

Смогу ли я на это пойти? Нет, не смогу. Я должна буду знать, что мой ребенок рано или поздно увидит свою биологическую мать. Познакомится с ней. У меня поплыло в глазах, когда я представила себе все моральные и эмоциональные последствия этого.

Но не могла я и подвести черту под всеми моими попытками, тем более что в наши дни врачи творят чудеса. С их помощью рожают женщины, перешагнувшие естественную границу детородного возраста... Есть еще один способ получить ребенка -- из собственного эмбриона, минуя беременность. Твое дитя вынашивает другая, специально нанятая женщина. Одна из моих приятельниц, у которой с деторождением все в порядке, предложила свои услуги от всей души. Может, стоит попробовать? Яйцеклетки во мне образуются, это очевидно, а она, вне всяких сомнений, может вынашивать детей (во всяком случае своих). Но один раз она как бы вскользь, но с большим чувством обмолвилась: «Конечно, первые дни я буду сама их кормить, для начала».

Моих детей? Ты будешь кормить грудью моих детей? И тут меня пронзила мысль: а ведь все эти разговоры о «яичницах» и взятых напрокат матках -- в сущности, хождение по лезвию бритвы.

...Если говорить честно, сводящая с ума возможность завести ребенка не совсем перестала для меня существовать. Я нет-нет да и возвращаюсь к ней мыслью -- особенно в первые дни, недели, месяцы после официально провозглашенного мной освобождения от чар доктора Марса и его соблазнительных технологий. Да и сейчас изредка возвращаюсь...

Ваши вопросы
Теперь в рамках сайта вы сможете задать свои вопросы, на которые ответит наш специалист.
Задать вопрос
На сайте представлены нормативные акты, связанные с деятельностью организации
"Папа, мама, я!"
Ознакомиться

Rambler's Top100
Copyright 2007-2017, Агентство суррогатного материнства "Папа, мама, я!"
Проект ИТАЙЛ